15. Экологические проблемы урбанизированных территорий

(В.Е. Полетаев, Управление по охране окружающей среды Пермской области)

В наиболее концентрированном и разнообразном виде экологические проблемы формирует промышленность и жилищно-коммунальная сфера урбанизированных (от лат. урбс – город) территорий. Город – это среда жизни почти половины населения нашей планеты. За городами закрепилось название двигателей прогресса, творческих лабораторий и духовных мастерских человечества; городам принадлежит решающая роль в территориальной организации общества. Но города - очень противоречивая форма расселения людей. Будучи совокупностью предприятий и систем жизнеобеспечения людей, они оказывают сильное воздействие на окружающую среду  не только города, но и большого ареала вокруг него. В самих городах и на прилегающих территориях нередко в огромных размерах сосредотачивается промышленность, в том числе предприятия добывающих отраслей, которые формируют техногенный ландшафт.

К городам с характерным горно-техногенным ландшафтом в Пермской области относятся Березники, Соликамск, а также города и поселки Кизеловского угольного бассейна. В 1999 году закрыты последние шахты Кизелбасса, а многие экологические проблемы, которые формировались при 200-летней эксплуатации месторождения, до сих пор актуальны и останутся таковыми еще на много лет. Это накопленные миллионы тонн горной породы, которые остались на поверхности, и огромные полости в земных недрах. Пустоты в недрах и отвалы на поверхности создают в земной коре напряжения, которые сопровождаются техногенными землетрясениями. За последние 30 лет, по данным Горного института РАН, в районе Березниковско-Соликамского промузла произошло около 70 землетрясений с магнитудами от 2,3 до 5,5 единиц. В составе пород угольных шахт Кизеловского бассейна есть пириты, которые, окисляясь, нагреваются и способствуют возгоранию остатков углей в отвалах и пластах углей в самих шахтах, что сопряжено с высоким токсичным локальным загрязнением атмосферы. В 2000 году, например, произошло возгорание породного отвала около Кизела. Горение продолжалось несколько месяцев, пока не были проведены проектные работы и непосредственное тушение, на которые затрачены сотни тысяч рублей. В 2001 году загорелся уголь в шахте «Григорий», эксплуатацию которой прекратили и затопили в 1903 году, по предположению специалистов угольные пласты не прекращали тлеть целый век, а это дополнительные загрязнения воздуха в районе г. Александровска (около поселка Луньевка).  Сочетание этих же горных (пустых) пород, поднятых из недр земли на поверхность,  и промывной климатический режим (превышение в два раза количества осадков над испаряемостью) приводит обширные территории Кизелбасса к загрязнению кислыми водами.

На каждого из шести миллиардов современных жителей Земли ежегодно добывается  (извлекается из недр) 50 тонн горных пород, причем только 2% становится продукций – остальная часть идет сразу в отходы. Пермская область, как и Россия в целом, относится к ресурсодобывающим территориям. Например, только нефти в области добывается в год по 10 млн т, в 1970-е годы ее добычу доводили до 25 млн т. Нефть, открытая в 1929 году на территории Пермской области, на Верхнечусовском месторождении – первое на востоке от Волги. Это небольшое месторождение в короткое время превратило маленький, но исторически известный как вотчина Строгановых населенный пункт в районный центр. Именно отсюда более четырех веков назад на завоевание Сибири отправился легендарный Ермак с дружиной в последний поход. Верхнечусовские Городки стали большим поселком, а затем были на протяжении почти четверти века районным центром, от станции Комариха к нему проложили железнодорожную ветку. Закончилась нефть, и этот поселок превратился в дачный,  без промышленности и перспективы на развитие, но экономически активное население частично осталось, и социальные проблемы - тоже. Экологические проблемы природа скомпенсировала сама, т. к. месторождение было небольшое и нарушения природных экосистем при добыче нефти оказались незначительные.

В настоящее время в Пермской области открыто почти  200 месторождений нефти, около 120 из них находятся в разработке. Какие бы методы ни использовать при добыче нефти, избежать загрязнений не удается. К тому же в районах добычи полезных ископаемых с появлением новых рабочих мест возрастает плотность населения, возникают вновь или преобразуются из сельских поселений города, т. е. территория становится урбанизированной и еще более загрязненной. Например, разработка Соликамского месторождения привела к формированию двух крупнейших городов на севере области. За полвека старинный Соликамск вырос по населению почти в 20 раз, а возникший южнее в 30 км город Березники хоть и вобрал в себя несколько мелких поселений, включая маленький старинный городок Дедюхин, практически сформировали новый большой город. Добыча калийно-магниевых солей в 2000 году составила 25 млн т, каменной соли – 1,3 млн т. Добыча и обогащение калийных солей невозможна без галитовых отходов и глинистых шламов. ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит» ежегодно производят отходов 17-19 млн тонн. Только на 12 солеотвалах в Березниках и Соликамске сосредоточено 275 млн т, а всего отходов калийных предприятий на 2001 год накоплено 405,5 млн т или 75% отходов от общего объема накопленного на территории нашей области.* Поэтому на долю Березниковско-Соликамского промышленного узла приходится более 60% от ежегодно образующихся отходов на территории области.

Максимальная добыча угля в Кизеловском угольном бассейне в 1959 году составляла 12 млн т. Остальные 40 лет до закрытия шахт объединения «Кизелуголь» шло непрерывное сокращение добычи угля, в результате чего уменьшалось накопление попутных пород. Но уголь использовали, а породные отвалы, нарушенные земли, кислые воды остались, формируя типичный для старых угледобывающих районов техногенный ландшафт.

На притоках р. Вишеры работают четыре драги по добыче алмазов и золота, ежегодно перерабатывая десятки тысяч тонн грунта, чтобы получить граммы алмазов и килограммы золота. После дражных работ русла рек практически разрушаются, вместо них по всей ширине поймы образуются десятки мелких ручейков. Отходы после дражных работ – вскрышные грунты и шламы промывки, ежегодное образование которых составляет 4 – 6 млн т (9% от общего объема накопленного в области). Справедливости ради надо признать, что дражные отходы накапливаются, как правило, не на урбанизированных территориях. Однако объемы добычи солей, угля, нефти, золота, алмазов, хромитов в Саранах с попутными породами (отходами), песок, гравий, торф и глина выводят каждого из пермяков на показатели, близкие к средне-мировым, – 50 тонн горных пород в год на человека.

Породные отвалы вокруг Соликамска и Березников, ежегодно пополняясь на миллионы тонн, в результате добычи и обогащения калийных, магниевых и натриевых солей приводят к сильнейшему засолению природных экосистем и земельных угодий. Этот процесс типичен для аридных территорий с жарким климатом и совершенно не характерен для нашей природной зоны. Кислые и соленые сточные воды через притоки поступают в р. Каму, которая является основным источником питьевого водоснабжения не только нашего областного центра с миллионным населением, но и множества других поселений. Город, даже самый благоустроенный и благополучный в экологическом плане, отторгает живую природу уже своим существованием. Застроенные территории, асфальтовое (или другое) покрытие дорог и тротуаров (а это, как правило, более 50% общей площади города, на которой ликвидирована почва) являются своеобразным фундаментом природных экосистем. Кроме того, здания и сооружения связаны коммуникациями (инженерными сетями, дорогами) для подачи энергии, воды, продуктов питания и сырья для промышленности, а обратно город поставляет в природную среду через канализационные сети, очистные сооружения и напрямую загрязненную воду, выбросы в атмосферу  и твердые отходы. Таким образом, урбанизированные территории концентрируют энергию и сырье, а производят отходы (твердые, жидкие, газообразные) и продукцию, которая со временем тоже становится отходом.

Согласно статистике застроенных земель на территории области (без Коми-Пермяцкого округа) 108,9 тыс. га из 12746,6 тыс. га (76%) этих земель сосредоточено в населенных пунктах и промышленных зонах. Земли под железными и автомобильными дорогами и сосредоточенными в полосах земельного отвода, которые также можно отнести к урбанизированным территориям, составляют  170,5 тыс. га.1

Всего на территории Пермской области 25 городов и 55 поселков городского типа (пгт), включая г. Кудымкар – столицу Коми-Пермяцкого автономного округа и три его пгт: Гайны – районный центр; Пожва и Майкор - поселки городского типа Юсьвинского района (Юсьва – село). Пожва и Майкор - горнозаводские поселения ХVIII века, производственные корпуса которых оказались в зоне затопления Камской ГЭС, и как малые промышленные центры потеряли свое значение, впрочем, как Добрянка и Чермоз. Но в Добрянке в 1970-х годах началось строительство одной из крупнейших в России ГРЭС, и город получил мощный импульс развития, став добротным средним городом  - районным центром Пермской области.

Камская ГЭС, по современным меркам невысокой мощности (504 тыс. кВт), работающая практически в сезонном и суточном пиковых режимах, «затопила» для своего функционирования 197 тыс. га земель. В зону затопления попали 80 тыс. га лесов, 54 тыс. га земель городов и прибрежных поселков. В зоне затопления оказалось почти 100 предприятий (как в то время регистрировалось) союзного подчинения и 72 местного и республиканского подчинения. Каждый из трех блоков Пермской ГРЭС в Добрянке – 800 тыс. кВт, и все агрегаты могут работать в базисном режиме, конечно, на выработку электроэнергии  нужно сжигать газ. Но кто посчитал, сколько стоит то, что мы потеряли при затоплении.

По степени урбанизации Пермская область близка к средним российским показателям. Городских жителей в России – 73%, в Пермской области – 76%. По сравнению с уральскими областями вердловской и Челябинской, где выше количество городов, сами города более многолюдны и насыщены промышленностью, Пермская область менее урбанизирована. Поэтому техногенная нагрузка на природные экосистемы в нашей области по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу меньше, чем в типично уральских областях - Свердловской и Челябинской, но больше, чем в любой из областей Приволжского федерального округа, куда с 2000 г. вошла наша область административно.

По выбросам в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных источников на первом месте в России – Красноярский край (2700 тыс. т в год), из них более 2200 тысяч тонн – Норильский горно-металлургический комбинат и местные тепловые электростанции, на втором месте - Свердловская область (1272,8 тыс. т); Ханты-Мансийский национальный округ занимает третье место по выбросам загрязняющих веществ (в основном метан) в атмосферу в России – 1140,9 тыс. т;  Челябинская область (977 тыс. т) – пятое место; Пермская область - на восьмом месте (580,8 тыс. т.), где среди выбросов преобладают выбросы метана (329,3) от большого количества транзитных газопроводов с севера Западной Сибири и нефтегазодобывающих предприятий Пермской области.2 Поэтому и в Пермской области по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу лидируют города и районы, где проходят транзитные газопроводы из Сибири и находятся станции перекачки газа: Гремячинск – 56,8 тыс. т; Бардымский район – 55,93 тыс. т; Чайковский район – 51,3 тыс. т; Горнозаводской – 48,8 тыс. т и только на пятом месте - г. Пермь с ее мощным промышленным комплексом (47,06 тыс. т); далее Березовский, Октябрьский и Очерский районы (от 43,7 до 23,1 тыс. т). Перечисленные территории обеспечивают 70,7% от общей массы валового выброса в атмосферу.3 Причем Бардымский и Березовский районы типично сельские, а метан относится к парниковым  газам, которые оказывают вредное влияние не столько на местном уровне, сколько (тепловое загрязнение) на биосферу в целом.

Областной центр Пермь значительно преобладает по всем параметрам среди других городов области – это чуть более трети населения области и товарной продукции, но по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу - на пятом месте. Структура выбросов в Перми - типичная для крупного промышленного центра. В Перми, как и в любом крупном городе, достаточно много пыли, но превышения ПДК за последние пять лет нет. В воздухе города среди примесей присутствуют  также диоксид серы, оксид углерода, оксид азота, сероводород, фенол, фторид водорода, хлор, формальдегид, 3,4 бензпирен, причем по последним трем ингредиентам превышение ПДК наблюдается в течение пяти последних лет.1

По географическому положению, по населению, по развитию промышленности Пермь в области занимает более сбалансированную, гармоничную, хотя и центральную позицию, чем, например, Новосибирск и Омск, где доля городского населения области и промышленного потенциала составляет почти 90%, т.е. в этих областях очень мало городов и поселков городского типа. В то же время Пермь - настоящий  главный город в области, а, например, в Вологодской или Кемеровской области по населению и по развитию промышленности крупнее Череповец и Новокузнецк (города областного подчинения). Причем Новокузнецк по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу находится на втором месте после Норильска, уступая последнему более чем в 10 раз. Сопоставимы с Новокузнецком по количеству выбросов и другие ведущие металлургические центры в России: Магнитогорск, Челябинск, Липецк, Нижний Тагил и уже упомянутый Череповец. В Пермской области к металлургическому комплексу относятся 16 предприятий, но  масштабы местных производств и по объему выбросов меньше почти на порядок, чем названные ведущие металлургические центры.

По оценке специалистов, все города мира занимают около 1,5% территории суши, в России - 1% от площади страны. В странах Западной Европы и Японии эти показатели нередко превышают 5%. Если воспользоваться подобными аналогиями, то площадь урбанизированных территорий Пермской области должна быть 1600 кв. км. Однако согласно официальным документам среднероссийский лимит по площади исчерпывается практически тремя, хотя и самыми большими и промышленно развитыми городами области: Пермь – 799,68 км2 (1 млн жителей); Березники – 524,61 км2 (183 тыс. жит.); Соликамск – 165,5 км2 (107 тыс. жит.). Кроме того, в специальной литературе в урбанизированную территорию включают не только площади городов, но и площади агломераций, куда входят и сельские населенные пункты, сближенные с городами. Например, только Пермская агломерация оценивается в 10 тыс. км2, а помимо нее в Пермской области развиваются Березниковско-Соликамская, Кизеловская, Лысьвенско-Чусовская, Чайковская и Кунгурская. Поэтому общая площадь урбанизированных территорий можно оценить не менее чем в 10% территории области, т.е. – 16 тыс. км2.

Четких критериев по минимальной величине для присвоения статуса города в мире нет. В США к городам относятся все поселения с числом жителей выше 2,5 тысяч, кроме того, у них широко употребляется в статистике такое понятие, как стандартный метрополитенский ареал, оно близко по смыслу к понятию «урбанизированные территории», но более четко отражено в нормативных документах США. Во Франции к городам относятся все коммуны (низшая единица административного деления страны), если в их центре живет более 2 тысяч человек. В Исландии, Швеции, Норвегии города – поселения, в которых проживает более 200 человек, в Германии и Нидерландах город – это  поселение, имеющее более 2000 жителей, в Италии, Испании, Португалии город начинается с 10000 человек и т.д. В Дании, Китае и Бразилии к городам относятся все административные центры, независимо от их величины. Несмотря на большую пестроту критериев, город обычно является компактным поселением с преобладанием несельскохозяйственных функций.2 В РСФСР с 1957 года статус города получают населенные пункты с числом жителей не менее 12 тысяч при соблюдении ряда условий: благоустройства, перспективы развития, преобладания (не менее 85%) рабочих, служащих и членов их семей.

Кроме Березников и Соликамска, еще 10 городов в Пермской области имеют статус областного подчинения: Александровск (19,7 тыс. жит.), Гремячинск (18,1 тыс. жит.), Губаха (34,5 тыс. жит.), Добрянка (38,1 тыс. жит.), Кизел (35,1 тыс. жит.), Краснокамск (56,8 тыс. жит.), Кунгур (76,6 тыс. жит.), Лысьва (76,5 тыс. жит.), Чайковский (88,4 тыс. жит.), Чусовой (56,4 тыс. жит.). Во всех перечисленных городах после экономического кризиса наблюдается небольшой подъем промышленности, но Кизел и Гремячинск продолжают находиться в зоне экономического спада, с комплексом экологических проблем, описанных выше. Александровск и Губаха также находятся на территории Кизеловского угольного бассейна, но легче преодолевают экономический спад. В Александровске продолжают работу, хотя и далеко не на полную мощность, машиностроительный завод и Яйвинская ГРЭС, в Губахе хорошо работает химическое предприятие ОАО «Мета-фракс» и снова запущены две коксовые батареи на коксохимическом заводе.

В Пермской области функционируют согласно старой (советской) градации 11 городов районного подчинения, 10 из них – районные центры: Верещагино (26,7 тыс. жит.), Горнозаводск (15,9 тыс. жит.), Красновишерск (19,4 тыс. жит.), Нытва (23,2 тыс. жит.), Оса (25,9 тыс. жит.), Оханск (9,0 тыс. жит.), Очер (15,5 тыс. жит.), Усолье (6,2 тыс. жит.), Чердынь (6,6 тыс. жит.), Чернушка (37,0 тыс. жит.), Чермоз (6,1 тыс. жит.).

Районные центры по статусу и по сути (административные центры территорий от 1,5 до 5 тысяч км2) должны быть городами, но 12 из них только села: Барда (8,1 тыс. жит.), Березовка (6,9 тыс. жит.), Большая Соснова (3,8 тыс. жит.), Елово (8,6 тыс. жит.), Карагай (8,6 тыс. жит.), Куеда (11,2 тыс. жит.), Орда (5,0 тыс. жит.), Верхние Муллы (Пермский район), Сива (6,3 тыс. жит.), Усть-Кишерть (4,8 тыс. жит.), Уинское (4,5 тыс. жит.), Частые (4,8 тыс. жит.); и три из них являются поселками городского типа: Ильинск (6,7 тыс. жит.), Октябрьский (9,5 тыс. жит.), Суксун (9,3 тыс. жит.).

Россия – страна новых городов. Из 1066 поселений, существовавших на территории России, 646 получили статус города в 1917 – 1993 гг., в том числе 83 из них сформировались в дореволюционное время, и лишь в 1917 – 1926 гг. оформились как города юридически, приведя свой статус в соответствие с уже достаточно весомым экономическим значением. В этот же период шло массовое преобразование угасающих городов в сельские поселения.*

Учитывая, что самый малонаселенный город в России – Горбатов (Нижегородская область) - имеет всего 3,5 тыс. жителей, пермские города Усолье, Чердынь и Чермоз, возможно, не разжалуют в сельские поселения, тем более период преобразования городов в ранг сел и поселков прошел.

На один город в Поволжье, куда вошла Пермская область с образованием федеральных округов, приходится 6,0 тысяч км2. А на один большой город с населением более 100 жителей – 27 км2. Эти цифры сопоставимы с показателями Пермской области и являются еще одним доказательством высокого промышленного развития нашего края.

Географическое расположение городов в Пермской области сравнительно равномерно и в то же время своеобразно и имеет свою историю. На севере области на расстоянии в три десятка километров находятся два города – районные центры двух самых больших районов области - Чердынского (20,87 тыс. км2) и Красновишерского (15,38 тыс. км2). Самый старый город Урала - Чердынь (дату его рождения ставят 1472 год – время присоединения Перми Великой к Московскому государству, в XV веке и ранее через Чердынь шли первопроходцы в Сибирь). По археологическим раскопкам его основание относят к IX веку. В настоящее время этот малый город является районным центром с местной недостаточно развитой промышленностью, но с хорошими культурными традициями и серьезными перспективами на развитие экотуризма, как и другие малые и старинные города Пермской области.

Красновишерск - город первых пятилеток и ГУЛАГа. Из крупных предприятий в городе выделяется целлюлозно-бумажный комбинат, проходящий в настоящее время своеобразную экономическую реабилитацию. До своей остановки выпускал одну из самых качественных бумаг в России, но имел отсталую технологию, плохие очистные сооружения и, несмотря на сравнительно скромную мощность, экологический вред для р. Вишеры у самого впадения в верхнюю часть р. Камы оказывал весьма существенный.

Южнее почти на 60 – 90 км находится триада городов - Соликамск, Усолье и Березники (Соликамск и Березники - города большой химии, а Усолье из-за близости расположения к ним испытывает разнообразные химические загрязнения от них). Юго-восточней – цепь городов Кизелбасса: Александровск, Кизел, Губаха, Гремячинск (Кизеловская агломерация с комплексом проблем от закрытых шахт, Яйвинской ГРЭС и двух химических предприятий Губахи). Еще южнее - города Чусовой, Лысьва и несколько восточней - Горнозаводск (в Лысьвенско-Чусовской агломерации функционируют два металлургических предприятия в каждом из городов, причем в Лысьве старинный металлургический завод находится в центре города). Добрянка, Пермь, Краснокамск, Нытва входят в Пермскую агломерацию, имеют самые сложные экологические проблемы прежде всего из-за высокой плотности и разнообразия промышленности (машиностроение, основная химия и нефтехимия, целлюлозно-бумажная промышленность), кроме того, транспортных коммуникаций и населения. Далее вниз по Каме расположены города: Оханск – малый город, административный центр сельскохозяйственного района, практически не имеющий промышленности; Оса – районный центр нефтедобывающей и сопутствующей ей промышленности; Чайковский – четвертый по населению и самый юго-западный город в Пермской области, имеет разнообразную промышленность, в т. ч. малотоннажную нефтеперерабатывающую и машиностроение.

Южнее  Перми (на 90 км) по железной дороге расположен Кунгур – районный центр с разнообразной не высокотоннажной промышленностью (машиностроительная, обувная, камнерезная, пищевая и т.д.) и самый южный город Пермской области – Чернушка - районный центр нефтедобывающей и сопутствующей ей промышленности. В Пермской области больше, чем во многих других, в составе урбанизированных территорий находятся леса – лучшие из природных экосистем очистители (за счет ассимиляции) антропогенных загрязнений из-за своей высокой биомассы, сложной структуры, наличия ярусности. В связи с выходом в 1997 г. нового Лесного кодекса РФ органами лесного хозяйства с комитетами по земельным ресурсам и землеустройству и при участии органов местного самоуправления начата работа по передаче лесов, входящих в городскую черту, в состав земель населенных пунктов. Поэтому лесные угодья в черте поселений увеличились с 83,6 тыс. га до 91,8 тыс. га.* Например, только в Перми из 800 км2 площади города половину составляют леса Гослесфонда – леса первой категории, но они в границах города чисто формально, все они федеральная собственность – конкретные лесничества трех лесхозов: Пермского, Закамского и Комарихинского. В Березниках из 524,6 км2 площади города леса составляют почти такую же долю, беда в другом - эти леса расположены по окраинам городов, а промзоны - рядом с селитебными территориями и сельхозугодиями, часто без необходимых санитарно-защитных зон.

Экологическое неблагополучие российских городов, и Пермской области в частности, как правило, средних, крупных и «миллионеров» объясняется несколькими причинами. Бурная индустриализация вызвала чрезмерную концентрацию промышленности в городах, создав в их функциональной структуре характерный «промышленный флюс». Распространенность устаревших технологий, техническое несовершенство средств очистки усилили антропогенный пресс. Промышленность городов создала нагрузку, намного превышающую восстановительные силы природы. И хотя в больших городах главным загрязнителем атмосферного воздуха выступает автомобильный транспорт, размещение крупной промышленности в значительной мере определяет достаточно четко выраженную дифференциацию состояния городской окружающей среды.



* «Состояние и охрана окружающей среды в Пермской области в 2000 году», Пермь, 2001, с.68.

1 «Состояние и охрана окружающей среды в Пермской области в 2000 году», Пермь, 2001, с.17.

2 Государственный доклад «О состоянии окружающей природной среды в 1999 г.» с. 233-286.

3 «Состояние и охрана окружающей среды в Пермской области в 2000 году», Пермь, 2001, с.5.

1 «Состояние и охрана окружающей среды в Перми
2000 г.» С. 13.

2 Пивоваров Ю.Л. Основы геоурбанистики. М.: Владос, 1999, с. 93.

* Лаппо Г. М. География городов. М.: «Гуманитарный издательский центр Владос», 1997, с. 306.

* «Состояние и охрана окружающей среды в Пермской области в 2000 году», Пермь, 2001, с.5.