7. Рыбные ресурсы Пермского края

7.1. Ихтиофауна Пермского края (Е.А. Зиновьев профессор кафедры зоологии позвоночных и экологии ПГУ, д-р биол. наук)

За более чем 10-летнюю историю ежегодников по охране окружающей среды мы дали характеристику состава фауны водохранилищ, истории рыбного промысла в последние 2 тыс. лет, современного рыбного хозяйства, описали результаты кадастра и мониторинга фауны рыб малых рек, паразитофауну рыб водохранилищ и другие вопросы. Памятуя о том, что Пермский край наиболее богат речными водными ресурсами из всех областей Урала – более 30 тыс. рек, 3 крупных водохранилища, 800 крупных озер и прудов с огромным рыбохозяйственным фондом (более 400 тыс. га), следует обратить особое внимание на редкие виды рыб нашей фауны и виды рыб, которые могут стать редкими. Таких рыб среди ныне живущих 42 вида из 10 отрядов, 15 семейств и 7 фаунистических комплексов насчитывается 10 видов. Дадим их краткую характеристику:

7.1.1. Стерлядь

Согласно нашим многолетним исследованиям в Пермском крае имеется 7 основных местообитаний вида: верхнекамское, вишерское, колвинское, мошевское, нижний бьеф Камской ГЭС, Воткинское водохранилище, нижний бьеф Воткинской ГЭС. Кроме этих местообитаний ежегодно отмечаются случаи поимки стерляди в разных точках Камского водохранилища (у Орла, в Обвинском, Сылвинском заливах и др.), но, на наш взгляд, популяционной структуры здесь еще нет, это преимущественно мигранты, но возможности для создания небольших локальных популяций имеются. Наиболее многочисленные популяции краевые (№№1 и 7) до 2–3 тыс. взрослых особей в каждой из них, причем в нижнем бьефе Воткинской ГЭС только местных рыб насчитывается 400 – 700 шт. и вдвое-втрое больше производителей – мигрантов из нижележащих участков р. Камы. Всего в Пермском Прикамье обитает не более 10 тысяч производителей весом от 0,5 кг до 2,5 кг (редко до 5 – 6 кг). В нашем распоряжении были рыбы от 28 до 82 см, весом от 70 г до 4,2 кг, возрастом от 3 до 19 лет. Наличие популяционной специфики пока не доказано, хотя некоторые местообитания изолированы друг от друга.

Для морфотипа камской стерляди характерна высокая стабильность (Зиновьев, Еговцева, 2003). Половой диморфизм во внешнеморфологических признаках не обнаружен, а размерно-возрастные изменения пропорций головы, тела и плавников достаточно высоки в диапазоне увеличения длины с 36 до 71 см и возраста с 4 до 10 –11 лет.

По морфотипу популяция нижнего бьефа Воткинской ГЭС наиболее близка стерляди Куйбышевского водохранилища и р. Вятки. Здесь доминирует тупорылая форма, в вышеуказанных районах Камы и притоков доминантом является острорылая форма. Вместе с тем выяснено, что на ранних этапах онтогенеза преобладают острорылые особи, на поздних – тупорылые. Однако точно сказать о том, что это следствие изменения морфотипа или следствие разного давления естественного отбора пока невозможно. Межпопуляционная дифференциация пока слабая, только намечается.

Для популяций стерляди характерно преобладание самцов у взрослых рыб (5 : 1 и более). Относительно быстрый линейный рост рыб происходит до 5-летнего возраста, затем он резко замедляется. Противоположная закономерность наблюдается в весовом росте. Половое созревание происходит в 4 – 6 лет, к этим возрастным группам приурочен и первый нерест. Абсолютная плодовитость колеблется в зависимости от размера самок от 8,8 до 79,2 тыс. икринок черного цвета диаметром 2,2 – 2,5 мм (сред. 2,4 мм). Нерест идет во второй половине мая (Еговцева, Вяткина, Зиновьев, 2001) на крупнопесчаном и мелкогалечном грунте в русловых районах рек. Зараженность амфилиной (до 4 % особей) пока отмечена только в нижнем бьефе Воткинской ГЭС. По характеру питания стерлядь – типичный бентофаг, в основе пищи личинки хирономид и других насекомых, реже мелкие моллюски и детрит. Пищевая активность невысокая, особенно весной, когда питание у взрослых рыб практически прекращается на период нереста.

7.1.2. Таймень

Общеизвестно, что это одна из самых ценных, крупных (до 1,5 м и 40 кг) и древних по происхождению рыб региона – живой свидетель ледниковых эпох. Известно 18 основных местообитаний вида в Пермском Прикамье и соответственно популяций: 1) вишерская, 2) верхъязьвинская, 3) нижнеязьвинская, 4) колвинская, 5) лопьинская, 6) кельтминско-тимшерскя, 7) косинская, 8) яйвенская с притоками, 9) верхнекосьвинская, 10) нижнекосьвинская, 11) верхнечусовская, 12) усьвинская, 13) койвинская, 14) сылвицкая, 15) серебрянская, 16) нижнечусовская, 17) иньвинско-обвинская, 18) нижнего бьефа Камской ГЭС. Степень обособленности популяций неизвестна и они практически не изучены

Общая численность производителей тайменя (то есть рыб весом более 1,5-2 кг и возрастом 5–6 лет и выше) в 2002 г. была оценена в 1-2 тыс. особей в Пермском крае. К настоящему времени она не изменилась, несмотря на рост браконьерства, особенно в бассейне р. Вишеры и р. Язьвы. Однако в уловах рыбаков доминируют неполовозрелые особи 1-2 кг весом. Отмечены случаи поимки тайменя в р. Велс, Улс, Колве, Березовой (нижнее течение), а также в р. Чусовой между г. Чусовой и пос. Верхнечусовские Городки, в верховьях р. Лопьи (менее 10 экз.). В связи с чрезвычайно низкой изученностью тайменя во всем ареале, почти повсеместным в Сибири падением его численности, уникальностью единственных в Европе камских популяций вида, высокой ценностью рыбы, в том числе в спортивном отношении, также разбросанностью популяций по северной половине гигантского камского бассейна считаем необходимым выделить тайменя (как стерлядь) в качестве самостоятельного объекта для мониторинга. Попутно с другими видами редких рыб проблему восстановления популяций тайменя не решить.

7.1.3. Ручьевая форель

Красивейшая рыбка Европы, не зря именуемая «пеструшкой», реликтовый памятник ледниковых эпох. В XIX веке была широко распространена в бассейне р. Сылвы, в середине XX века была найдена и описана А.И. Букиревым (1956, 1960) в верховье р. Ирени, где одиночно встречалась до конца 90-х гг. Ее гибель была обусловлена исчезновением 3 мельничных прудов (у д. Атнягузи и др.). В последние 5–6 лет (с 1998 г.) не была встречена ни разу, несмотря на наши интенсивные поиски.
В 2007 г. ручьевая форель также не обнаружена ни в среднем, ни в верхнем отрезках Ирени. Похоже, что надежды на ее восстановление от одиночных особей не остается. Поскольку пруд у д. Атнягузи вновь построен, то можно вселить в него форель из бассейна Уфы.

Главные требования к водоемам расселения: 1) наличие возможностей спастись от вылова, то есть закоряженное русло с перепадами высот (водопадики высотой 60-90 см); 2) холодная чистая вода с повышенной жесткостью (карбонатная); 3) желательно наличие незамерзающих зимой участков; 4) высокое насыщение воды кислородом; 5) отсутствие или малочисленность врагов (выдра, щука, таймень, населенные пункты); 6) галечный грунт, быстрое течение, малая зарастаемость водорослями и высшими растениями; 7) отсутствие производств, выпасов скота, разработок россыпных месторождений и нефтедобывающих скважин, а также по возможности и нефтепроводов, и газопроводов.

7.1.4. Европейский хариус

Одна из красивейших и высокоспортивных рыб Европы, к тому же деликатесных по пищевым качествам. Общеизвестно (Зиновьев, 1967, 1970, 1980, 1992, 1995 и др.), что в Пермском крае он представлен 2–3 тыс. изолированных популяций в реках, малых реках, прудах и ручьях региона. В результате длительной эволюции здесь сформировались 2 экотипа – речной (с 3 субэкотипами) и ручьевой (с 3 субэкотипами) и массой переходных популяций, а также редкий озерно-прудовый экотип, более представленный на севере, в центре и южных районах ареала (Скандинавия, Карелия, Кольский п-ов, Прибалтика, Альпийский регион, север Италии и Югославии). При этом в Прикамье речной экотип можно считать наиболее типичным (длинный жизненный цикл, позднее созревание и др.), но по количеству популяций (десятки) он заметно уступает ручьевому экотипу (тысячи). Представители речного и ручьевого хариусов хорошо различаются по внешнеморфологическим признакам и биологическим показателям на уровне подвидов. Ручьевой экотип характеризуется созреванием в возрасте 2–3 лет при длине 13–16 см, весе 25–50 г, низкой абсолютной плодовитости (300–5800 икр., в среднем менее 1,5 тыс. икр.) при высокой относительной плодовитости (20–40 икр./1 г веса рыбы), питанием падающими в воду насекомыми и дрифтом в период открытой воды, минимальным набором счетных элементов, низкотелостью, короткоплавниковостью и другими признаками. Речной хариус созревает в 4–5 лет при длине 19–27 см (в горах 25–-32 см), весе 90–300 г, обладает длинным жизненным циклом до 9 – 12+ лет, высокой плодовитостью (2000–30000 икринок; в среднем более 4 тыс. икр.) и донным характером питания.

Ручьевой хариус подразделяется на следующие субэкотипы: 1) переходный; 2) собственно ручьевой; 3) ультракороткоцикловый в ручьях. Они хорошо различаются по местообитанию и темпу созревания: первый и второй обитают в малых реках и верховьях средних рек, представители переходного экотипа созревают при 16–18 см (3 года) и 50–60 г, собственно ручьевой хариус – при 15–16 см и 40–50 г (почти 100 % особей). Ультра-короткоцикловый хариус созревает в 2–3 года при длине 14–15 см, весе 35–40 г, редкий четвертый суперкороткоцикловый субэкотип – в 2 г. при длине 12,5–13,5 см, и 20–30 г. Речной хариус образует 3 субэкотипа: 1) из горных рек; 2) из полугорно-равнинных или равнинных рек; 3) переходный к ручьевому (Зиновьев, 1995).

Особый интерес вызывает суперкороткоцикловый хариус, не имеющий аналогов в мире (ареал рода Thymallus включает Евразию между 42 и 73°с.ш. и Сев. Америку от Миссисипи до р. Юкон и р. Маккензи). Созревание у них происходит при весе 20–30 г как указано выше, а плодовитость в среднем составляет 700–800 икринок. Почти единственная в мире столь карликовая популяция вида приурочена к притоку р. Пыж – реке Большой, (у д. Ширково, Пермский район, в 5 км от с. Гамово), ее ареал составляет менее 1 км в длину и численность меньше 200 взрослых особей. Приближаются к этой уникальной популяции по параметрам хариусы из р. Рыж в 5–7 км от данного местообитания и р. Мось в районе п. Голый Мыс.

В текущем году отмечено наличие столь же раносозревающих особей хариуса в верховьях р. Пыж. Судя по сборам в р. Большой, численность хариуса в этой реке уменьшилась почти вдвое из-за бесконтрольного лова неработающих селян из с. Гамово. Хариус в этой речке сохраняется только благодаря наличию маленького прудика у д. Ширково. В случае промыва дамбы уникальная популяция исчезнет. Кроме того, к этому же результату может привести появление бобров в нижнем участке р. Большой.

7.1.5. Белоперый пескарь

Небольшая рыбка длиной до 12–14 см, обычно меньше. Впервые описан Б.С. Лукашом в 1933 г. из р. Вятки. Отличается от обыкновенного пескаря отсутствием темных пятнышек на плавниках, длинным хвостовым стеблем, б?льшим числом позвонков и рядом других признаков. Интересно, что за 50-60 лет после первоописания этот пескарь был отмечен в европейских водах России, в Приморье, в бассейне Дуная в Румынии, Чехословакии, в Прибалтике, а в Пермской области найден только в 2001 г. М. А. Баклановым. В 2002 г. было известно лишь 2 местообитания в регионе: 1) нижнее течение р. Б. Ласьва от д. Ласьва до Ласьвинского залива, причем в среднем и верхнем участках реки обитает только обыкновенный пескарь; 2) нижнее течение р. Верхней Мулянки в пределах г. Перми. Обе популяции изолированы друг от друга и малочисленны. Если популяции обыкновенного пескаря обычно состоят из десятков и сотен тысяч взрослых особей, то у белоперого пескаря счет идет лишь на десятки и сотни особей, причем в Ласьве их больше, нежели в Мулянке. Оказалось, что экологически эти виды, как и морфологически, разные: белоперый пескарь встречался лишь в низовьях рек. Мозаичность ареала и повсеместная невысокая численность белоперого пескаря наводят на мысль о том, что, вероятно, он появился в результате мутационного процесса в популяциях обыкновенного пескаря, но для подтверждения этой точки зрения пока данных мало.

В текущем году белоперый пескарь помимо подтверждения наличия и относительно стабильной численности в указанных 2 местах найден в зоне выклинивания подпора Обвинского залива Камского водохранилища – в районе д. Кривец. Численность его пока не определена, найдены лишь 5 экземпляров этого вида. Из близлежащих рек перспективны поиски в низовьях рек Нытва, Юг, Паль, Пизя, Очер.

7.1.6. Быстрянка русская

Это также одна из самых мелких местных рыбок длиной до 12 см (Берг, 1949) с «двойной» пунктирной  боковой линией из-за темных точек вдоль ее по бокам тела. Ранее была зарегистрирована Л.С. Бергом (1911 г.) в верхней Каме (типовой экз. для им же описанного подвида – русской быстрянки, позднее найденной в Днестре, Днепре, Буге, Дону и Волге (выше устья р. Камы). В поздних обзорах и определителях для Прикамья (Меньшиков, Букирев, 1934; Букирев, Козьмин, Соловьева, 1959 и др.) не фигурировала. Около 25 лет назад была найдена на р. Сылве ниже с. Шамары Е.А. Зиновьевым, С.О. Севериным и А.Е. Михелем (Зиновьев, Михель, 1980). Затем отмечена Ю.А. Пушкиным в р. Межевая Утка (правый приток верхней Чусовой) и недавно М.А. Баклановым в р. Большая Ласьва.

Все районы для мониторинга этого вида, предложенные нами ранее, были обследованы в 2006–2007 гг.: 1) р. Сылва от с. Шамары до д. Молебка, 2) верхняя Кама от с. Бондюг до с. Гайны, 3) р. Б. Ласьва – среднее и нижнее течения.

Повсюду в мониторинговых акваториях подтверждено наличие вида. В верховье р. Сылвы найдено 2 новых местообитания вида, причем значительные по численности (более 1 тыс. экз.) – от д. Роща до д. Платоново и в 20–30 км ниже д. Шигаево (выше д Тепляки). Кроме того, оказалась более обширной зона обитания русской быстрянки в р. Б. Ласьва (выше д. Ласьва). Судя по единичной находке, быстрянка населяет среднее течение р. Чусовая у г. Чусовой, несмотря на значительное загрязнение этой реки. Следует продолжить поиск новых местообитаний вида.

7.1.7. Сазан

Одна из самых крупных (до 30 кг и более в ареале) рыб Пермского Прикамья и практически совсем не изученных. У нас нет данных ни по структуре популяций, ни по росту, размножению, питанию и даже местообитанию в естественных условиях. К сожалению, нет полной уверенности, что отлавливаемых в самых разных местах камских водохранилищ рыб относят к дикому виду сазана, а не к сбежавшим из прудов или садков, где выращиваются карпы нескольких породных групп, чаще всего от скрещивания амурского и дунайского сазанов, история разведения которого насчитывает сотни лет, а всего карповодства – несколько тысячелетий.

Ранее сазан изредка встречался в р. Каме у г. Перми (Меньшиков, 1929), отмечался в списках рыб Пермской губернии (Сабанеев, 1874; Хлебников, 1893 и др.), а также в разных участках р. Камы и водохранилищ Средней Камы (Букирев с соавт., 1959; Соловьева, Зиновьев, 1971 и др.). Оказалось, что составители планов не учли отсутствие у сазана инстинкта ската, так как в условиях энергетических водохранилищ он придавливался льдом при зимней сработке уровня, не успевая уйти из прибрежных ям и погибая. Случаи поимки этой рыбы в разные годы за последние 50 лет отмечались в районах: Березники – Орел, Иньвенкий и Косьвинский заливы, Обвинский и Чусовско-Сылвинский заливы (Букирев, Соловьева, 1959), а также в разных точках Воткинского водохранилища.
Судя по нашим исследованиям, разрозненным литературным и опросным данным, единственное достаточно постоянное место обитания сазана находится в районе д. Шатово в Сылвинском заливе Камского водохранилища в зоне зарослей жесткой водной растительности (тростник, камыш, рогоз) и сравнительно небольшого зимнего понижения уровня воды.

В 2007 г. в районе Шатово выловлено 10-12 сазанов. Численность этой рыбы здесь крайне невысокая – менее 50 взрослых особей, что недостаточно для поддержания плотности на должном уровне и стабильного воспроизводства.

7.1.8. Красноперка

Средней величины (до 0,5 кг) рыба с ярко окрашенными в красный цвет плавниками, живущая преимущественно в озерах. Ее трудно спутать с близкой с ней по форме плотвой. Изучена в Прикамье крайне слабо (но лучше, чем сазан), хотя в начале существования Воткинского водохранилища до 80-х гг. XX века численность ее сильно возрастала, и она присутствовала в промысле (Устюгова, 1978; Пушкин, 1988) и интенсивно скрещивалась с плотвой, уклеей, лещом и особенно густерой, пока близкие виды не размежевались по местам нереста.

Известных нам достаточно обширных местообитаний совсем немного: 1) частинское мелководье Воткинского водохранилища; 2) Очерский залив Воткинского водохранилища; 3) озера в районе Заостровки (левобережье и правобережье р. Камы); 4) Очерский пруд; 5) Нытвенский пруд; 6) в районе Шатово. Во всех указанных местообитаниях численность красноперки низкая (менее 1 тыс. взрослых особей в каждом их них).

Присутствие красноперки подтверждается во всех местообитаниях, материалы постепенно накапливаются. Снижения численности указанных популяций красноперки пока нет. Следует продолжить поиск «новых» местообитаний вида в регионе, прежде всего в пойменных озерах Обвы, Сивы, Очера, Тулвы, хотя не исключена возможность ее нахождения и в северной половине Пермской области.

7.1.9. Берш

Самая редкая рыба бассейна Средней Камы, отсутствующая в Верхней Каме, но встречающаяся в Нижней Каме и Нижнекамском водохранилище. Отличается от судака наличием чешуи на боках головы и жаберных крышках  и отсутствием клыковидных зубов на челюстях. Никаких сведений по биологии вида в наших водах нет. Единственное место встреч вида  – нижний бьеф Воткинской ГЭС.

7.1.10. Бычок-подкаменщик

Одна из самых своеобразных по форме и необычных по поведению рыб Камского региона. Занесена в Красную Книгу России, на наш взгляд, неверно, так как этот вид практически во всех горных, полугорных и равнинных реках с прохладной, чистой водой и галечным грунтом совершенно обычен и даже многочислен не только в реках Пермского края, но и на Скандинавском п-ове, в бассейнах Печоры, Северной Двины, в реках в Кировской области, Башкортостане, Удмуртии, Татарстане и многих других регионах Европы (верховья Волги, бассейн Дуная и др.). Представлен в бассейне р. Камы подвидом – русским подкаменщиком (Зиновьев, 1963).

Подкаменщик распространен в камских водотоках повсеместно. Избегает заболоченных и сильно прогреваемых мелководных рек. Как кислородолюбивая рыба (оксифил) подкаменщик является индикатором чистоты вод и степени насыщения вод кислородом. Ведет оседлый образ жизни, мало передвигается по вертикали и горизонтали, редко покидая свои каменные убежища и проводя под камнями большую часть суток и всей жизни. При наводнениях и спаде воды покидает жилище и может быть встречен в прибрежье, даже на траве или на затопленных тропинках.

Плавает бычок очень своеобразно, «загребая» огромными грудными плавниками, используя хвостовой плавник как «кормовое весло» в дополнение к рулям горизонтальных поворотов.

Размеры взрослых бычков в наших водах обычно составляют 5–8 см при массе 6–12 кг, хотя редко в р. Каме (около В. Курьи у г. Перми) встречаются особи до 12–13 см, 25 г. В центре видового ареала (Чехословакия) и на западе Европы достигает 18–20 см (Smyly, 1957; Bаuch, 1961 и др.). Продолжительность жизни не превышает 8–9 лет. Скорость роста невысокая – по 2 см в первые 3 года жизни и по 1,0–1,5 см в последующем, на юге и западе Европы быстрее, так как вегетационный период длится не 6 месяцев, как у нас, а 9–10.

Нерестится бычок в Прикамье в мае по достижении трехгодовалого возраста (5–6 см), температура воды при нересте колеблется от 4 до 10°С, то есть близка к таковой у хариуса. Икру откладывает либо в специально вырытые самкой ямки или чаще «приклеивает» ее на потолок своих каменных жилищ, для чего и самцу, и самке приходится, скорее всего, переворачиваться кверху брюхом, что довольно трудно представить при их форме тела. Иногда на потолке убежища можно найти до 3 кладок икры (как грозди), реже до 5 кладок.

Определение численности почти в 120 разнотипных реках Прикамья позволяет считать ее повсеместно достаточно высокой – до 3–4–6 экз./м2, то есть около 500 экз./га, 2 – 3 кг/га на перекатах и более. Признаков депрессии популяций нигде не отмечено, несмотря на то, что часть взрослых особей после нереста погибает. Главные ограничители численности этого вида следующие: 1) низкое качество воды по химизму, содержанию О2 и высокая прогреваемость; 2) отсутствие перекатов и галечных или глыбово-каменных убежищ; 3) проезд по перекатам большегрузных автомобилей.

7.2. Охрана и возобновление рыбных ресурсов Пермского края (по материалам ФГУ «Камуралрыбвод»)

Состояние рыбных ресурсов Пермского края оценивается как неблаго-получное, что может подтвердить статистика вылова рыбы в Камском и Воткинском водохранилищах, а также размерная и возрастная структура промысловых стад леща, судака, щуки, чехони и ряда других видов рыб.

В 2007 г. вылов составил 200,13 т, что на 13 % меньше, чем в 2005 г., и на 34 % меньше, чем в 2006 г.

В связи с отсутствием борьбы с браконьерством, которую в прежние годы вели госинспектора бассейнового управления, вылов рыбы в рыбохозяйственных водоемах края велся бесконтрольно, правила рыболовства не соблюдались, и даже в уловах законно промышляющих рыбаков главную массу улова составляла рыба, еще ни разу не давшая потомства.

Пермское управление Россельхознадзора, куда перешли из Камуралрыбвода инспектора рыбоохраны, осуществляя надзорные функции, фиксировало у законно оформленных рыболовецких звеньев лишь отступления от перечня необходимых документов, долженствующих быть непосредственно на месте лова. За что ими и накладывались штрафы. Ни одного нарушения Правил рыболовства отмечено не было.

Промысловый лов рыбы в Пермском крае, как и в 2006 г., вели предприятия не государственного, а частно-собственнического сектора: общества с ограниченной ответственностью рыбохозяйственного и нерыбохозяйственного назначения, индивидуальные предприниматели. Всего в Пермском крае рыбопромысловые участки по Договорам пользования предоставлены 170 субъектам рыболовства. Из них наиболее значимыми являются:

Из индивидуальных предпринимателей:

Из промышляющих рыбу предприятий, для которых рыболовство не является основным видом деятельности: НИИ «Полимерных материалов», Крестьянское хозяйство Завьялова Н.Г.

Рыбодобывающие предприятия и частные инвесторы в 2007 г. по их сообщениям соблюдали сроки запрета на промысловое рыболовство в период нереста рыб. Запрет был объявлен приказом управления Камуралрыбвод на 40 дней с началом согласно Правилам рыболовства:

Контроль за соблюдением сроков запрета в Пермском крае осуществляли в ряде районов органы МВД. Управлению это известно потому, что отделы МВД прибрежных районов, привлекая нарушителей к ответственности, обращались в управление за подтверждением значения участка водоема, ставшего местом задержания нарушителя.

Приказ о нерестовом запрете, согласованный с Министерством природных ресурсов Пермского края, был опубликован в краевых газетах. Нерестовый запрет на промрыболовство был единственным мероприятием по охране запасов, которое управление сумело объявить и довести до общественности.

Что касается воспроизводства, то на улучшение естественного воспроизводства это мероприятие и было направлено.
Искусственное воспроизводство было ограничено выпуском в Камское водохранилище 330 тыс шт. молоди стерляди, полученной и подрощенной рыбоводным цехом Пермской ГРЭС, который был построен в свое время для целей компенсации ущерба рыбным запасам Камского водохранилища., наносимого работой этого энергетического объекта.

Работа водозаборных сооружений и рыбозащитных устройств на водозаборах в 2007 г. проверке не подвергалась ввиду отсутствия контрольных функций.