5.3. Медико-экологические показатели здоровья населения

Зайцева Н.В., Май И.В., Клейн С.В., Землянова М.А., Долгих О.В., Уланова Т.С.,

Устинова О.Ю., Аминова А.И.

(По материалам государственной статистики и исследований ФБУН «Федеральный научный  центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения»)

        

       Всемирная Организация Здравоохранения относит к индикаторным в отношении качества среды обитания такие показатели состояния здоровья населения, как:

– ожидаемая продолжительность предстоящей жизни;

–  смертность;

– младенческая смертность;

– доля детей с массой тела при рождении меньше 2500 г;

– показатели физического развития детей;

– заболеваемость, в том числе частота врожденных пороков развития, бронхиальная астма у детей, онкологическая заболеваемость, и т.п. 

Уровень и динамика данных показателей может быть использована для оценки ситуации в регионе или на территории, для анализа результативности природоохранной деятельности, для грамотного и эффективного планирования системы действий по улучшению качества жизни населения и т.п. 

 

1. Основные демографические показатели

 

С 2009 г. отмечается значительное снижение показателя младенческой смертности и рост показателя рождаемости, что связано с реализацией мероприятий федеральных и краевых целевых программ  на фоне значительных объемов финансовых ресурсов, вкладываемых в соответствующие отрасли здравоохранения (акушерство, гинекологию, педиатрию и т.д.) (табл. 1). В 2011 г. показатель снизился на 8,6 % в сравнении с 2010 г. и составил 7,4 на 1000 родившихся, оставаясь при этом выше среднего показателя по РФ (7,3‰), а по итогам 2010 г. данный показатель занимал 1-ое ранговое место среди территорий ПФО.

Таблица 1 – Динамика медико-демографических показателей в Пермском крае, на 1000 населения

 

Год

Медико-демографические показатели

Рождаемость

Смертность

Естественный прирост (убыль)

Младенческая смертность

2002

10,7

17,4

-6,7

13,9

2003

11,3

18,3

-7,0

13,9

2004

11,4

17,7

-6,3

11,9

2005

10,9

17,9

-7,0

11,2

2006

11,0

16,5

-5,5

11,6

2007

12,1

15,7

-3,6

11,3

2008

13,0

15,6

-2,6

10,1

2009

13,3

15,0

-1,7

8,5

2010

14,1

15,3

-1,2

8,1

2011

14,1

14,7

-0,6

7,4

 

Снижение показателей младенческой смертности отмечено на 25 территориях  края (53,2 %). В структуре причин младенческой смертности преобладали состояния, возникающие в перинатальный период  – 37,7 % и врожденные аномалии – 32,2%.

Общий коэффициент смертности за последние 10 лет имеет нестабильные тенденции на фоне общей положительной динамики с 2005 года. За прошедший год в крае отмечено снижение данного показателя на 0,6‰ по сравнению с предыдущим годом (табл. 1). При этом уровень смертности населения в целом по краю (2011 г. – 14,7 ‰) остается выше среднероссийского (2011 г. – 13,5‰) показателя.

Структура смертности всего населения в 2011 г. значительно не изменилась, лидирующие позиции занимали болезни системы кровообращения (56,5 %), новообразования (13,6 %), несчастные случаи, травмы и отравления (13,1 %).  В сравнении с 2010 г. отмечен рост смертности от новообразований (на 0,8%), болезней органов дыхания (на 4,4 %), болезней органов пищеварения (на 1,8 %), инфекционных и паразитарных болезней (на 3,4 %) и снижение показателей смертности от болезней системы кровообращения (на 3,1%). Коэффициенты смертности по большинству классов болезней превышают средний уровень по РФ. Снижение общей смертности населения отмечено в 36 территориях края, максимальное снижение отмечено в Юрлинском, Оханском, Юсьвенском, Чердынском, Большесосновском, Красновишерском и Кудымкарском районах (более 15%).

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, являясь функцией смертности,  в Пермском крае за период 2006-2010 гг. выросла на 2,75 года и составила в 2010 г. 67,3 года для всего населения. В динамике за последние 10 лет (по итогам 2009 г) данный показатель остается самым низким среди регионов Приволжского и Уральского федеральных округов и входит в состав 30 территорий РФ с минимальным уровнем ожидаемой продолжительности жизни (РФ – 68,7, ПФО – 68,5). Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин в 2010 г. составила 60,7 и 74,2 года соответственно. В 2011 г прогнозные значения ожидаемой продолжительности жизни при рождении составили 62 года для мужчин, 74 года – для женщин и 68 лет для всего населения. Несмотря на общие положительные тенденции снижения смертности населения, в крае сохраняется высокий разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин, ежегодно превышающий 12-13 лет.

 

2.  Заболеваемость населения Пермского края по индикаторным в отношении среды обитания показателям.

 

Динамика общей заболеваемости всего населения за последнее 10-летие нестабильна. В целом с 2002 г. в Пермском крае наблюдается рост общей заболеваемости населения во всех основных возрастных группах (темп прироста у детей – 32,1%, у подростков – 43,1%, у взрослых – 22,8%).

С 2007 г. в крае отмечается тенденция к снижению показателей впервые выявленной общей заболеваемости взрослого населения, вместе с тем, на протяжении последних пяти лет уровень заболеваемости взрослого населения превышает среднероссийские показатели на 14-18%. В 2011 г. структура впервые выявленной заболеваемости взрослого населения  не претерпела значительных изменений и характеризовалась преобладанием заболеваний органов дыхания (27,4%), травм и отравлений (19,0%), мочеполовой системы (10,2%), кожи и подкожной клетчатки (6,5%) и болезней костно-мышечной системы (4,6%). Наиболее высокий среднемноголетний уровень впервые выявленной заболеваемости взрослого населения по большинству классов болезней регистрировался в Карагайском (10 классов), Лысьвенском (8 классов),  Осинском (6 классов) и Пермском районах (6 классов).

Ведущее место в структуре первичной заболеваемости взрослого населения продолжают занимать болезни органов дыхания (2011 г. – 27,4% или 182,1‰), уровень которых за последние 5 лет показатель превышает средний уровень по РФ (2010 г. РФ – 153,1 ‰) и ПФО (2010 г. 63,0 ‰). В 2011 г. в структуре заболеваний органов дыхания отмечено некоторое снижение уровня впервые выявленной заболеваемости пневмонией и хроническими бронхитами, стабилизация заболеваемости бронхиальной астмой. По показателю первичной заболеваемости бронхиальной астмой (2010 г. – 0,7 ‰, 2011 г. – 0,7 ‰)  и пневмонией (2010 г. – 4,4 ‰, 2011 г. – 4,6 ‰) Пермский край в 2010 г. занял первое и второе ранговое места соответственно  среди территорий ПФО.

Первичная заболеваемость детей в динамике за последние 10 лет продолжает расти (темп прироста с 2002 г. составил 31,8%). В структуре первичной заболеваемости приоритетные позиции занимают болезни органов дыхания (в 2010 г. – 61,1%), травмы и отравления (5,2%), инфекционные и паразитарные заболевания (5,1%), болезни кожи и подкожной клетчатки (4,9%), болезни органов пищеварения (4,6%). В приоритетообразующем классе общей заболеваемости детского населения – болезни органов дыхания – нозологическая группа бронхиальная астма и астматический статус (в 2011г. – 16,1‰) занимают четвертое место по долевому вкладу и в динамике растут (темп прироста с 2002 г. составил 18,4%). На территориях сосредоточения предприятий химической индустрии, заболеваемость детей бронхиальной астмой выросла в 1,5-2,5 раза (до 24,9 сл. на 1000) и прогнозируется дальнейший ежегодный рост 2-5%.

Углубленные клинико-функциональные исследования показали, что истинная распространенность хронических воспалительных заболеваний органов дыхания у детей, проживающих в условиях нефтехимического загрязнения среды обитания, в 3,5-4 раза выше официальных статистических данных.

Врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения (в 2011 г. – 65,0‰) в динамике за последние 10 лет продолжают интенсивно расти (темп прироста с 2002 г. составил 129,7%), в сравнении с 2010 г. отмечается некоторое снижение уровня заболеваемости – темп прироста составил (-1,9)% (рис. 1). Наибольший вклад в структуру данной нозологической группы вносят врожденные аномалии системы кровообращения (в 2010 г – 29,2%).

 

 

Рис. 1 - Динамика и прогноз врожденных пороков развития у детского населения

Заболеваемость детей болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и обмена веществ с 2002 года возросла почти в 1,5 раза (рис. 2). На территориях санитарно-гигиенического неблагополучия – в 2,5-3 раза. С 2009 г. отмечается некоторое снижение уровня заболеваемости в данном классе – темп прироста с 2009 г. составил (-4,1%). Болезни щитовидной железы занимают второе место в структуре общей и первичной заболеваемости эндокринной системы – 10,8‰ и 8,1‰ соответственно.

Рис. 2 – Динамика и прогноз заболеваемости детей болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и обмена веществ.

 

Детская заболеваемость болезнями крови, кроветворных органов и отдельными нарушениями, вовлекающими иммунный механизм, с 2002 года выросла более чем в 1,4 раза (рис.3). С 2009 года отмечается некоторая тенденция к снижению уровня заболеваемости в данном классе – темп прироста с 2009 г. составил (-10,1%). Приоритетные позиции в данном классе занимают анемии (87,8%) и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм (10,1%).

Рис. 3 – Динамика и прогноз заболеваемости детей болезнями крови, кроветворных органов и отдельными нарушениями, вовлекающими иммунный механизм

 

В 2011 г. заболеваемость детей первого года жизни достоверно не претерпела значительных изменений, показатель составил 3766,9 на 1000 детей (2010 г. – 3741,5). Наибольший удельный вес занимали болезни органов дыхания – 40,2%, отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде – 16,4%, болезни эндокринной системы и нарушения обмена веществ – 7,7%, болезни крови и кроветворных органов – 6,97%. В 2011 г. зарегистрирован рост на 12,7% заболеваемости детей первого года жизни патологией эндокринной системы, по 5 из 12 анализируемых классов (41,7%) зарегистрировано снижение заболеваемости, в том числе по болезням нервной системы на 24,1%, болезням уха – 12,7%, врожденным аномалиям и порокам развития – 10,5%. Наиболее высокие среднемноголетние показатели общей заболеваемости детей первого года жизни, превышающие среднекраевой уровень по большинству классов болезней, регистрировались на территориях г. Кунгур (по 8 классам), Оханского (5 классов), Губахинского (6 классов) и Верещагинского (5 классов) районов.

Вместе с тем на ряде территорий продолжает оставаться тревожной ситуация с врожденными пороками развития (таблица 2).

 

 

 

Таблица 2 – Распространенность врожденных пороков развития, деформации и хромосомных нарушений у детей городов Пермского края

 

    Сл./1000 детей

Город

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

Губаха

113,6

132,6

166,9

172,2

153,8

Пермь

92,4

86,5

101,5

108,1

105,3

Соликамск

57,2

66,9

67,9

66,4

73,6

Лысьва

65,0

61,0

60,3

64,8

68,8

Чусовой

53,6

53,0

55,6

60,6

63,8

Чайковский

21,1

24,1

31,6

47,8

45,6

Кунгур

72,8

51,4

36,8

44,0

46,3

Краснокамск

28,5

24,2

19,2

40,9

49,9

Березники

46,3

46,5

45,1

37,3

38,8

Александровск

49,9

41,0

39,3

40,6

14,3

 

В среднем по основным классам болезней, уровень заболеваемости детей промышленно развитых территорий в 2-4 раза превышает данный показатель на территориях относительного санитарно-гигиенического благополучия и характеризуется ранним возникновением болезней, их тенденцией к рецидивирующему течению, хронизации  и устойчивостью к традиционной терапии. Кроме того, следует подчеркнуть, что для этих детей характерно одновременное наличие 4-6 сопутствующих заболеваний, тогда как у детей, проживающих на территории санитарно-гигиенического благополучия, этот показатель в 1,8-2,1 раза меньше.

В регионе  регистрируются неблагоприятные тенденции по онкологической патологии. В 2011 г. по сравнению с 2010 г. впервые выявленная заболеваемость всего населения злокачественными новообразованиями достоверно не изменилась, показатель составил 323,0 на 100 тыс. населения (2010 г. – 316,6). Наряду с этим в динамике за 2007-2011 гг. первичная заболеваемость по данной нозологической группе выросла на 10,8 %, по распространенности темп прироста составил 20,2%.

В структуре онкологических заболеваний в 2010 г. наибольший удельный вес составили злокачественные новообразования кожи – 15,1 %, рак трахеи, бронхов и легкого – 9,7 %, рак желудка – 6,4 %, ободочной кишки – 6,7%. В сравнении с предыдущим годом в 2010 г. отмечен рост уровня первичной заболеваемости злокачественными новообразованиями пищевода – 27,6%, рта и глотки – 12,3%, кожи – 11,5%, ободочной кишки – 8,6%, прямой кишки – 8,3%. В структуре женской онкологической патологии отмечен рост по показателям впервые выявленного рака яичника  – 8,7 %.

 

3. Показатели физического развития и соматического состояния детей

 

Результаты углубленного клинико-функционального обследования детей 246 детей, проживающих в условиях аэрогенного воздействия химических веществ техногенного происхождения, преимущественно раздражающего действия (мелкодисперсная пыль РМ10, диоксид азота, аммиак, хлорид водорода) (г. Березники), установлено, что первую и вторую группы здоровья (здоровые и относительно здоровые) имеют только 53,1% обследованных детей г. Березники (246 человек), что в 1,7 раза меньше аналогичного показателя территории относительного санитарно-гигиенического благополучия (92,2%); в тоже время, 46,9% имеют хроническую комбинированную или сочетанную системную патологию с рецидивирующим характером течением (третья и четвертая группы здоровья), что в 6 раз больше показателя детей территории сравнения (7,8%).

В тоже время, дети, подверженные хронической экспозиции мелкодисперсной пылью (PM10) имеют третью группу здоровья в 1,4 раза чаще, чем в остальных анализируемых районах г. Березники и в 8,3 раза - показателя территории сравнения. У детей с третьей-четвертой группой здоровья (г. Березники) патологический процесс протекает, как правило, с вовлечением 3 и более систем  организма, в то время как у детей территории санитарно-гигиенического благополучия – не более 2.

Доказано, что приоритетными видами патологии у обследованных детей г. Березники  являются болезни опорно-двигательного аппарата (94,3%), заболевания сердечно-сосудистой системы (37,7%); органов дыхания (19,4%), нервной (27,5%) и эндокринной (24,3%) систем, транзиторные иммунодефицитные состояния (21,5%). В структуре нозологических форм преобладают нарушения осанки (54,2%), малые аномалии развития сердца (21,4%), аллергический ринит (17,3%), неврозоподобный синдром (18,2%) и нарушения роста и развития (24,3%). В когорте детей, подверженных хроническому воздействию мелкодисперсной пылью (PM10), частота сердечно-сосудистой патологии и болезней кожи в 1,3-1,7 раза превышает показатель остальных анализируемых районов г. Березники; а по отдельным нозологическим формам (функциональная кардиопатия, нарушения осанки и задержка психо-речевого развития) эти различия достигают 1,5-1,9 раза. Установлено, что детям г. Березники свойственна выраженная стигматизация в виде малых аномалий развития лица, черепа, глаз (от 1 до 10 стигм – у 80,9%, 5 стигм и более – у 18%), по сравнению с аналогичными показателями детей, проживающих в условиях санитарно-гигиенического благополучия (24,7% и 9,7% соответственно). При этом у детей, подверженных хронической экспозиции мелкодисперсной пылью (PM10) распространенность «высокой степени стигматизации» (5 стигм и более) в 1,6 раза выше, чем в остальных анализируемых районах г. Березники и в 2,6 раза - показателя территории сравнения.

При проведении спирографического исследования верифицируется высокая частота  рестриктивных и обструктивных нарушений функции внешнего дыхания - на 41% и 51% соответственно выше аналогичного показателя детей живущих в условиях относительного благополучия среды обитания. В тоже время у детей, подверженных хронической экспозиции мелкодисперсной пылью (PM10) частота  регистрации рестриктивных и обструктивных нарушений функции внешнего дыхания  в 1,9-1,4 раза выше, чем в остальных анализируемых районах г. Березники и в 2,4-1,8 раза - показателя территории сравнения.

При оценке состояния здоровья 244 детей Губахинского городского поселения, проживающих в условиях хронического воздействия формальдегида, фенола, метанола, бенз(а)пирена установлено, что среди обследованных детей г. Губаха (возраст 4-7 лет) соответствовали первой и второй группам здоровья (здоровые и относительно здоровые) только 17,2% обследованных, что в 5,4 раза статистически достоверно меньше аналогичного показателя в группе сравнения (92,2%). Более половины обследованных детей г. Губаха (54,9%) имеют хроническую комбинированную или сочетанную системную патологию с рецидивирующим течением, что в 7,6 раз больше по сравнению с детьми, проживающими в условиях относительного санитарно-гигиенического благополучия. У каждого ребенка с третьей-четвертой группой здоровья (хронической комбинированной или сочетанной системной патологией с рецидивирующим течением), проживающих в г. Губаха, формируется в среднем по три-четыре нозологические формы заболеваний, в то время как у детей группы сравнения – не более двух. Уровень заболеваемости болезнями органов дыхания статистически достоверно в 1,5 раза выше аналогичного показателя детей группы сравнения, болезнями сердца – в 3 раза выше, нервной системы  - в 2,0 раза больше, желудочно-кишечного тракта встречается в  1,3 раза чаще. Анализ распространенности отдельных нозологических форм у детей г. Губаха позволил определить приоритетные виды заболеваний, встречающиеся достоверно чаще, чем у детей, проживающих в условиях санитарно-гигиенического благополучия: малые аномалии развития сердца - в 5,6 раза, плоскостопие и сколиоз - в 4,0-4,3 раза по каждой нозологии, нарушение осанки - в 2,5 раза, неврозоподобный синдром – в 2,0 раза  и аллергический ринит - в 3 раза.

Для детей, посещающих ДОУ, характеризующиеся наиболее неблагоприятными показателями загрязненности атмосферного воздуха фенолом, метанолом, формальдегидом и бенз(а)пиреном свойственна достоверно большая частота встречаемости заболеваний ЖКТ (76,8% против 61,3% детей в других ДОУ), дыхательной системы (31,2% против 24,2%), заболеваний нервной системы (19,2% против 10%), болезней кожи (16,8% против 2,5%), заболеваний опорно-двигательного аппарата (96% против 78,9% соответственно), а по нозологическим формам – неврозоподобный синдром (13,6% против 5,0%), плоскостопие (57,6% против 26%) и сколиоз (8,8% против 3,3%).

На 46,6% чаще развиваются нарушения процессов возбудимости и проводимости в миокарде, на 28,6% чаще возникает чрезмерное  напряжение адаптационно-компенсаторных механизмов, на 23% выше распространенность рестриктивных и на 25,5% обструктивных нарушений функции внешнего дыхания; в 2,7 раза чаще развиваются  различные формы морфоструктурных изменений сердца (в том числе  прогностически неблагоприятные аномалии – открытое овальное в 2,5 раза, расширение диаметра ЛА - в 1,5 раза, аневризма МПП в 2,2 раза), что в совокупности подтверждает высокую заболеваемость детей болезнями сердечно-сосудистой, дыхательной и нервной систем. УЗИ почек и ЖКТ позволило установить в 6 раз более частую встречаемость аномалии строения почек в виде удвоения ЧЛС и в 12 раз – дисфункцию мочевого пузыря; в 2-3 раза больше было детей со структурными нарушениями печени и поджелудочной железы, что  обусловлено хроническим воздействием  на детей причинно-значимых токсикантов (фенола, формальдегида, метанола и бенз(а)пирена).

В ходе изучения аномалий развития (стигм дизэмбриогенеза) установлено статистически достоверное превышение частоты встречаемости признаков нарушения эмбрионального развития лицевой части черепа (15,04±1,61% против 6,45±1,24%), кистей и стоп (11,38±1,27% против 1,08±0,22%), туловища – пупочная грыжа (7,22±0,09% против 1,08±0,22%).

При углубленном обследовании 209 детей, проживающих в зоне влияния предприятий металлургического профиля (г. Чусовой) выявлено превышение референсного уровня ванадия и марганца в биосредах организма. Среднегрупповое содержание марганца в крови детей составило 0,0286±0,0023 мкг/мл, что выше аналогичного показателя на территориях сравнения в 1,7 раза (0,0171±0,0013 мкг/мл) и в 2,6 раза - референсных значений. Среднегрупповое содержание ванадия в крови достигло 0,0038±0,0011 мкг/мл, что в 2,4 раза превышало аналогичный показатель территории сравнения (0,0016±0,0001 мкг/мл) и в 7,6 раза  референсный уровень.

У детей, проживающих в зоне влияния предприятий металлургического профиля, приоритетное место в структуре хронической соматической патологии принадлежит заболеваниям органов дыхания (27,3% детей). У них в 2,2 раза чаще, чем на территории санитарно - гигиенического благополучия, выявлялись хронический тонзиллит, гипертрофия небных миндалин и аденоидов (18,2% и 8,3% соответственно). Болезней нервной системы регистрировались в 4,5 раза чаще, пищеварительной системы - в 1,1 раза, болезней костно-мышечной системы - в 4,8 раза относительно показателей распространенности данных заболеваний в контрольной группе детей.

На 16,6% возрастает число детей, имеющих хроническую комбинированную или сочетанную патологию с рецидивирующим течением (третья и четвертая группа здоровья) и характеризующихся более выраженной клинической картиной патологических процессов с формированием более трех нозологических форм.

При этом, у детей г. Чусового на 35,9% выше уровень распространенности рестриктивных  и обструктивных  нарушений, характеризующих нарушение функции дыхания,  на 7,7-20,6% чаще выявлялись признаки реактивных изменений печени и поджелудочной железы, более, чем на 30%  - косвенные признаки гастрита.  Лабораторные подтверждения нарушения баланса окислительно-восстановительных процессов у детей г. Чусового регистрировались на 10-25% случаев больше, воспалительных изменений иммунной системы, неспецифической сенсибилизации, нарушения баланса нейро-эндокринной регуляции – на 10-15% больше относительно показателей в контрольной группе детей.

Для детей, проживающих на территории г. Чусовой характерна полиорганность поражения, наличие у одного ребенка более 3-х сопутствующих заболеваний, что является результатом сочетанного воздействия ванадия и марганца (I-II класс опасности) на органы-мишени (для марганца  - ЦНС, органы дыхания, органы пищеварения; для ванадия – органы дыхания, костно-мышечная система).

Углубленные лабораторные и кинические исследования состояния здоровья 201 ребенка, проживающих в условиях длительной экспозиции внешнесредовых факторов среды обитания (акролеина, бензола, ксилола, стирола, толуола, фенола, формальдегида, этилбензола (территория промышленного узла «Осенцы») показали, что у большинства детей, постоянно проживающих в зоне влияния выбросов промузла «Осенцы» регистрируется полиорганное поражение: в среднем у одного ребенка диагностировали по 6,5 нозологических форм, что было 2,4 раза больше, чем в группе сравнения, что подтверждает результаты оценки риска, как неприемлемого в отношении разных органов и систем.  Среди заболеваний дыхательной системы преобладали хронические воспалительные заболевания рото- и носоглотки, протекающих с гипертрофией лимфоидной ткани и респираторный аллергоз, регистрируемые у каждого третьего ребенка основной группы. Заболевания нервной системы достоверно чаще в 3 раза встречались в основной группе, чем в группе сравнения. Основными видами нарушения у них были астено-невротический синдром и неврозоподобный синдром.

Оценка малых аномалий развития показала, что у детей основной группы в 2 раза чаще отмечались те или иные малые отклонения морфологического развития, чем в группе сравнения: дополнительное поле, уплощение спинки носа и сгибательная контрактура пальцев.

Обследованные дети, проживающие на территории промышленного узла «Осенцы» чаще, чем на территории относительного санитарно-гигиенического благополучия, предъявляли жалобы на частые простудные заболевания (более 5 раз в год) (96,0% и 81,0%), заложенность носа (91,0% и 69,0%), першение и боли в горле (26,0% и 14,0%). Вследствие выраженного затруднения носового дыхания дети жаловались на быструю утомляемость (52,0% и 16,0%), головные боли (41,0% и 21,0%), нарушения ночного сна (33,0% и 13,0%).

При объективном обследовании у детей определялись симптомы хронической интоксикации: бледность с сероватым оттенком кожи, периорбитальные тени (67% и 31% соответственно), лимфаденопатия с преимущественным увеличением подчелюстных, шейных, подмышечных лимфатических узлов (88% и 37% соответственно).

При фарингоскопии для детей были характерны: рыхлость миндалин (89,0% и 68,0%), расширенные лакуны (81,0% и 68,0%), спайки с передними дужками (79,0% и 58,0%), лакунарные пробки и фолликулярные кисты (48,0% и 19,0%), гипертрофия 1 степени (у 48% и 58%), II степени (у 31% и 7%), III степени (у 10% и 3%). При проведении задней риноскопии у 69,0% детей выявлялись аденоиды, занимающие от ½ до 2/3 полости носоглотки (против 36,0% детей в группе сравнения).

 

4. Показатели нарушения регуляции обменных и синтетических процессов

 

В 2011 году определение химических соединений в биологических средах детей (всего 26 компонентов) выполнялось на 19 административных территориях Пермского края.

В результате оценки содержания в биосредах органических загрязняющих веществ установлены повышенные, по сравнению с фоновыми уровнями, концентрации формальдегида (регистрируется превышение фона в 1,3–8,8 раза), метанола (до 1,6 раза), фенола (до 1,8 раза).

Максимальные значения содержания формальдегида в крови характерны для детей, постоянно проживающих в гг. Краснокамск, Губаха, Александровск, Соликамск, Пермь (Орджоникидзевский район), Кунгурском районе; метилового спирта – для детей в гг. Губаха, Пермь (Индустриальный район), Пермском районе.

Наиболее высокие концентрации фенола в крови зарегистрированы у детей гг. Березники, Краснокамск, Александровск.

Ароматические углеводороды (бензол, толуол и этилбензол) в концентрациях, достоверно более высоких, чем фоновый региональный уровень, отмечены у детей практически всех обследованных территорий края: в гг. Краснокамск (88,9% детей от числа обследованных), Кизел (84 % детей), Александровск (92 % детей), Пермь (у 79% детей), Соликамск (91% детей), Березники (75% детей), Бардымском районе (86% детей), Октябрьском (82,6% детей) и Пермском районах (93 % детей).

Фоновый уровень содержания хлорорганических соединений превышен в биосредах детей г. Краснокамск: хлороформ у 100% детей, дихлорбромметан у 80% детей, 1.2-дихлорэтан у 16,7% детей. Стирол зарегистрирован в крови 32% детей от числа обследованных г. Перми (Индустриальный район).

В 2011 г. в биосредах детей Пермского края зарегистрировано достоверно повышенное содержание тяжелых металлов: марганца (превышение фона до 1,3–1,5 раза в крови и моче соответственно), хрома (до 1,4–1,9 раза), свинца (до 2,1 раза в моче). Причем максимальная контаминация марганцем регистрировалась в биосредах детей в гг. Чусовой, Кизел, Александровск, Березники, Пермском районе; хромом – в гг. Березники, Кизел, Лысьва, Чусовой, Соликамском и Пермском районах; свинцом – в гг. Чусовой, Кизел, Лысьва, Губаха, Кунгурском и Пермском районах.

В 2011 г. наиболее высокой распространенностью контаминации тяжелыми металлами отличались следующие территории: марганцем – г. Кизел (56% от числа обследованных в моче), г. Губаха (23,1% детей – в крови и 70,8% детей в моче), г Чусовой (68,0% детей – в крови и 56,0% детей в моче); хромом – г. Александровск (72% пациентов в крови и 48% в моче), г. Губаха (23,1% детей – в крови и 70,8% детей в моче); свинцом – г. Кизел (72% детей в моче), г. Чусового (68% детей в моче), Губаха (38,5% детей – в крови и 58,3% детей в моче).

   Специальные диагностические исследования состояния здоровья детей позволили выявить изменения клинико-лабораторных показателей, отражающих особенности механизма токсического действия химических компонентов, содержащихся в организме. В результате выполненных углубленных исследований установлены зависимости нарушений диагностических показателей, характеризующих:

- угнетение синтеза форменных элементов крови при идентификации в крови бензола на уровне до 0,001 мг/дм3, толуола  -  до 0,0002  мг/дм3; тяжелых металлов (свинца, марганца) в концентрациях, до 5 раз превышающих референтные уровни;

- активизацию окислительных и угнетение антиоксидантных процессов и, как следствие, нарушение ферментативной и синтетической функции печени при содержании в крови хлорорганических соединений (хлороформ, дихлорэтан, четыреххлористый углерод) на уровне 0,005-0,01 мг/дм3;

- развитие воспалительных реакций со стороны слизистых оболочек гастродуоденальной сферы, инициируемых повышенным уровнем содержания в крови бензола, фенола, формальдегида, хрома (кратность превышения фоновых и референтных уровней до 5-10 раз); 

- нарушение баланса нейроэндокринной регуляции при идентификации бензола в крови на уровне 0,002-0,005 мг/дм3;

- развитие геномных мутаций, обуславливающих врожденные пороки развития у детей, рожденных  от родителей с повышенным уровнем в крови химических мутагенов - формальдегида и никеля, превышающих фоновый  и референтный уровень в 2-3,5 раза;

- формирование специфической аллергизации организма при повышенном содержании в крови токсикантов-аллергенов (формальдегида, марганца, хрома), превышающих фоновый и референтный уровень до 2-8 раз;

- нарушение естественной иммунорезистентности организма при идентификации в крови хлорорганических соединений (дихлорбромметана и дибромхлорметана) на уровне 0,0001-0,0002 мг/дм3.

В большей степени отклонения клинико-лабораторных показателей  от физиологической нормы были зарегистрированы у детей промышленно-развитых территорий - гг. Чусовой, Губаха, Краснокамск, Березники, Пермь  (Кировский, Орджоникидзевский, Свердловский районы), Пермский, Бардымский, Октябрьский и Соликамский  районы. В результате исследований доказано, что развитие у детей экологически неблагополучных территорий Пермского края болезней органов дыхания, кожи аллергической природы, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой и вегетативной нервной систем, хромосомных нарушений и врожденных пороков развития имеет экологическую обусловленность патологического процесса на 15-19%.

 

5.  Доказательная база негативного влияния среды обитания на здоровье населения и меры, принимаемые для снижения заболеваемости, достоверно связанной с качеством среды обитания.

 

Население городов края, в том числе детское продолжает проживать в условиях повышенного риска негативного воздействия факторов окружающей среды на здоровье. 

Углубленными исследованиями, много лет выполняемыми на базе Федерального государственного учреждения науки «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью» (до 2009 г. – научно-исследовательский клинический институт детской экопатологии) полностью отработан алгоритм и методы формирования доказательной базы вреда здоровью при воздействии негативных факторов среды обитания.

Ежегодно оценка риска негативного воздействия химических факторов окружающей среды на состояние здоровья детского населения проводилась специалистами ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» с учетом результатов биомониторинга загрязняющих веществ в организме.

С целью снижения уровня и профилактики развития экологически обусловленных нарушений здоровья в течение 2011 г. продолжена работа по реализации системы оказания специализированной лечебно-диагностической помощи населению техногенно загрязненных территорий Пермского края для снижения заболеваемости и социальных потерь, связанных с развитием и прогрессированием экологически зависимой патологии.

За прошедший период специализированная медицинская помощь в различной форме оказана 1847 детям территорий Пермского края, характеризующихся наличием антропогенных рисков и наиболее острыми проблемами в части распространенности экологически обусловленных заболеваний:

– на базе стационара (педиатрического отделения) клиники ФБУН «ФНЦ медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» выполнено углубленное диагностическое обследование и лечение 1507 детей с хроническими экологически обусловленными заболеваниями органов дыхания, кожи, желудочно-кишечного тракта, вегетативной и центральной нервной систем в стадии выраженных клинических и лабораторных проявлений заболевания. Дети поступили из 19 городов и районов Пермского края, характеризующихся различной степенью опасных экологических воздействий на здоровье населения и природные комплексы (гг. Александровск, Березники, Губаха, Краснокамск, Кизел, Лысьва, Соликамск, Пермь, Чайковский, Чусовой; районы Бардымский,  Горнозаводский, Ильинский, Кунгурский, Октябрьский, Пермский, Сивинский, Соликамский,  Чернушинский);

– на базе детских организованных коллективов территорий выполнено амбулаторное лечение и оздоровление 290 детей, имеющих риск формирования экологически обусловленных нарушений состояния здоровья. Привлечена педиатрическая амбулаторно-поликлиническая служба 4 территорий (гг. Чусовой, Березники; Пермский, Соликамский районы).

Всего за 2011 г. выполнено 3694 целевых осмотров детей с проведением 72250 диагностических исследований, в том числе химико-аналитических – 29550, клинико-лабораторных – 32500, функциональных – 10200. Результаты клинико-лабораторных и функциональных диагностических исследований регулярно вносятся в интегрированную персонифицированную базу данных Центра, поддерживаемую программно-аппаратным комплексом, что позволяет в оперативном режиме получать текущую информацию о содержании вредных веществ в организме и связанных с ними нарушениях состояния здоровья детей, необходимую для повышения эффективности планирования природоохранных мероприятий на экологически неблагополучных территориях Пермского края в рамках практической деятельности Управления по охране окружающей среды Министерства природных ресурсов Пермского края.

Исследования, выполненные в 2011 году, позволили установить и оценить факторы риска нарушений баланса окислительных процессов, являющихся пусковым звеном развития заболеваний печени, системы крови с вовлечением иммунных механизмов, почек, ЦНС у детей при длительном многосредовом поступлении в организм. Установлено, что дети территорий Пермского края с размещением предприятий целлюлозно-бумажного и нефтехимического профиля, обуславливающих загрязнение атмосферного воздуха формальдегидом, ароматическими углеводородами, марганцем, а также хлорированием питьевой воды, подаваемой населению источниками централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения 2,3-3,6 раза чаще страдают болезнями ЦНС, системы крови, иммунной системы  по сравнению с детьми, проживающими на сельских территориях.

Доказано, что основными факторами загрязнения объектов окружающей среды, формирующими неприемлемый риск здоровью на промышленных территориях с размещением объектов нефтехимического и целлюлозно-бумажного профиля и гиперхлорированием питьевой воды, являются хлороформ, формальдегид, фенол, бензол, марганец.

   Выполненная оценка суммарной многосредовой экспозиции и роли отдельных представителей органических соединений и тяжелых металлов в развитии нарушений здоровья у детей, позволила сформулировать практические рекомендации, направленные на модернизацию производства на основных источниках выбросов в атмосферный воздух и смену источника питьевого водоснабжения, что может свидетельствовать о перспективном улучшении качества атмосферного воздуха и питьевой воды. Прогнозный риск для нарушений состояния здоровья детского населения не превысит приемлемый уровень при многосредовом поступлении химических факторов.

Доказательство связи нарушений состояния здоровья у детей с неблагоприятным воздействием комплекса загрязнений среды обитания на организм имеет практическое значение для принятия адекватных управленческих решений и выделения приоритетов при разработке и финансировании перспективных природоохранных региональных программ, направленных на оптимизацию среды обитания и здоровье населения, а также программ по оказанию специализированной лечебно-профилактической помощи детскому населению как компенсация ущерба здоровью, нанесенного загрязнением окружающей среды.

В целом на фоне ряда положительных тенденций по индикаторным в отношении качества среды обитания показателей состояния здоровья населения остаются проблемы, которые требуют:

– улучшения качества среды обитания населения;

– выделение, оценку и организацию мониторинга  факторов риска;

– проведение специализированных медико-экологических обследований здоровья и направленных компенсационных мероприятий для групп населения на территориях (в зонах) наибольшего риска;.

– развитие частно-государственного партнерства с привлечением средств бизнеса для решения экологических проблем и компенсации вреда здоровью в зонах влияния производственных объектов;

– мониторинг эффективности природоохранных мероприятий по критериям риска нарушения здоровья  граждан региона;

– оценку социально-экономической эффективности мероприятий по критериям предотвращенных потерь бюджетам всех уровней  и хозяйствующих субъектов.